Роман Литван. Прекрасный миг вечности

Том 1

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава двадцать первая

— Врут Геббельсы, что малолетка Геббельс умер. — Гриня ехидно улыбнулся. — Параша. Они пустой гроб похоронили. А его отправили в Казань. К пахану, там он у него живет... Чтобы гоголевские не узнали, а то опять поймают и добьют.

— А его разве гоголевские добили? — робко спросил Юра.

— Дурак! — сказал Татарин.

Юра дернулся на слабых ногах и виновато посмотрел на него.

— Кто же еще? — спросил Славец.

— Ведь ты сам мне сказал, что его добили в милиции.

— Я тебе ничего не говорил. Ты!.. Недоносок, — сказал Славец. — Надо слушать ухом, а не брюхом.

Они стояли возле Юриного дома и играли в расшибалочку. У Грини была особенная бита, и он выигрывал. Юра играл обычным пятачком. Он был так польщен снисхождением Грини и Татарина, что не обращал внимания на свой проигрыш. Он забыл о гневном запрете мамы играть на деньги. Славец то выигрывал, то проигрывал, оставаясь, в основном, при своих. Подошел упитанный Виталий; он стал глядеть на их игру.

— Ставь, — сказал ему Гриня.

— У меня денег нет.

— Я одолжу.

— Нет. Не надо, — сказал Виталий.

— Слон трухает, — сказал Юра.

— Слон? — Гриня расхохотался, показывая гнилые зубы.

Юра не ощутил брезгливости. У него закончились деньги, и когда Гриня предложил ему взаймы, он поколебался секунду, потом махнул рукой и поставил на кон деньги Грини, тот тут же их выиграл. Но это дало Юре возможность продлить почти на равных общение с обитателями круглого дома; в другое время они в лучшем случае не смотрели в его сторону.

Он чувствовал свое превосходство над Слоном — того не было на свалке в памятный июньский день. Слона не было, а он был, и это словно должно было приподнять его в глазах Грини. Он хотел сказать об этом вслух, посмеяться над Слоном. Но Слон перебил его мысль:

— Геббельс уходит из школы. Слышали? В артиллерийскую школу поступает.

— Подумаешь, — сказал Юра. — Я в летную поступаю.

— Ты — в летную?

— Да! В летную! — в таком же тоне ответил Юра Славцу. — У нас из класса другие ребята тоже поступают.

— Из класса, — презрительно повторил Гриня. — Из какого это класса?

Юра вздрогнул под паучьим взглядом.

— Из седьмого, — сказал он тихо и скромно.

— Значит, семь классов отучились. Слышишь, Татарин? — спросил Гриня, переходя от презрения к задумчивости и некоторое время пребывая в этом смешанном настроении. Потом он с неожиданной злостью крикнул: — Ты! Гони долг обратно! Брал?.. Гони!..

— Я отдам, — сказал Юра.

— Давай гони! А то пасть порву, мусор.

Юра увидел, что из-за угла дома выходит мама. Он был готов от стыда провалиться сквозь землю.

Он попытался знаками остановить Гриню.

— Я отдам. Отдам, — шепотом произнес он.

Гриня схватил его за рубаху на груди и прижал к стене дома.

— Отдашь? Говори, отдашь?

— Перестаньте баловаться. Юра, иди домой. Чего тебе надо от него? — спросила Софья Дмитриевна.

Гриня сделал вид, что только сейчас заметил ее. Он не отпустил Юру.

— Гражданочка, твой сын у меня хочет долг зажилить.

— Сколько он тебе должен?

— Трешку, — сказал Гриня, сильнее прижимая Юру к стене. Это была наглая ложь: Юра был должен ему шестьдесят копеек.

Софья Дмитриевна открыла сумку и протянула Грине требуемое.

— Возьми, — сказала она, — и больше с ним не связывайся.

— Близко не подойду, — воскликнул Гриня, хватая бумажку из ее рук.

Татарин стоял и смотрел молча и безучастно.

Софья Дмитриевна прошла мимо. Она направилась к трамвайной остановке.

Юра думал, что она обрушит на него лавину упреков, но она не посмотрела на него. Он сам себе сделался противен, и противны ему сделались Гриня с Татарином, и Славец, и Слон.

Он попятился от них, а потом повернулся и ушел домой, где у него был собственный письменный стол, были книги: Гоголь; детские и юношеские; несколько взрослых книг, он их с упорством пытался осилить, первые тома собрания сочинений Горького, Белинский, Добролюбов, Глеб Успенский, все это было трудно и сухо, но Юра читал, вгрызался, боясь пропустить слово, знание, просто знание привлекало его, в школе, из разговоров со взрослыми он составил себе мнение, что в серьезных книгах заключена истина, и он полагал, что отыщет ее.

дальше >>

________________________________________________________

©  Роман Литван 1989―2001 и 2004

Разрешена перепечатка текстов для некоммерческих целей

и с обязательной ссылкой на автора.

Rambler's
      Top100