Роман Литван. Прекрасный миг вечности

Том 1

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава восьмая

— Половину я могу дать, — сказал Игнат. — У меня есть кое-что. Для Илюшки я не пожалею.

— Как вы могли подумать, что я для этого попросила вас прийти!..

— Ну-ну... Ну-ну... Он для меня на равных с дочерьми и внучками.

— Игнат, вы меня не так поняли!.. Ну, просто даже я... Я сама найду деньги.

— Дорогая моя, ты его сколько знаешь? Два года? Три?.. А я его сорок лет знаю...

— Значит, вы думаете, что я?..

— ...и с его отцом у нас особые счеты. Где ты тысячу-то найдешь? Что продашь? Себя, что ли?

— Я у вас денег не возьму. Вот теперь точно не возьму.

Они шли медленно по безлюдной улице, обходя лужи. Никто им не мешал разговаривать. Зинаида сердито посмотрела на Игната. Великан-дворник усмехнулся, поймав ее взгляд.

— Считай, что я тебе возвращаю Ильи собственные деньги ему же на потребу. На Валентину полагаться нельзя: она собой занята, жить торопится. Да и нет у них ничего; голые из деревни убежали... Мать болеет... Ты вот что, главное, вглядись внимательно, чтобы этот писарь, помимо, что он жулик, пакостником не оказался. Деньги — мусор... чтобы он тебя в какую дрянь не втянул. Поняла?

— Как тут угадаешь?

— Проверь его.

— Как?.. Я хочу рискнуть. А то получается, сижу сложа руки, и не знаю даже, жив Илюша...

— А как ты проверишь, не обманул ли тебя жулик?

— Не знаю.

— Вот он на таких, как ты, наживается.

— Я думала уже. Но что сделаешь? Надо рискнуть.

— Пусть какое-нибудь доказательство даст.

— Что-нибудь даст. Я попрошу, чтобы хоть строчку от Ильи передал.

— Хоть!.. Хоть строчку он сам напишет.

— А как он почерк узнает?

— Если он не врет, что к документации может подходить, — узнает.

— Ну, надо же. Замкнутый круг. Я тоже и то, и то думаю. Голова как Дом Советов стала.

— Он с третьим человеком не захочет встретиться, а то бы я его выспросил, мать его бабушка!..

— Нет, это он... Нет.

— Да. Вот какие пироги с котятами. Решай сама.

— Я решила, — сказала Зинаида.

Они остановились перед входом в детскую библиотеку.

— Проводил я вас, Зинаида Сергеевна. Прощайте.

— Спасибо.

— Смотрите внимательно... Думайте...

— Валентине не звонить?

— Лишнее это. По-моему, у нее ухажером стал один из оперов, которые Илью арестовали. И лишнее, и небезопасно.

— Спасибо, Игнат.

— Свой интерес не забывайте. Берегите себя. Илья, он...

— Мне не до себя сейчас. Мне бы что-нибудь узнать о нем. Вы подумайте, где он!.. Вот только дети.

— У вас двое детей. — Старик повернулся к ней спиной и пошел от нее.

Его манера уходить сразу, будто отрезав, была знакома ей.

Он хотел сказать ей об Илье, что неизвестно, жив он или умер, и что если он жив, его положение, как бы оно ни было тяжело, определилось на многие годы. Он хотел сказать, что ничего на зависит от нее, и он был доволен, что она перебила его на полуслове.

Она смотрела на его удаляющуюся спину и пыталась вспомнить, отчего в ней остается чувство неудовлетворенности и недосказанности. Деньги? Подумала она. Нет, это было что-то другое. Но деньги тоже. Ей было неприятно, что он заподозрил ее в желании вытянуть из него требуемую сумму. Она почувствовала, как горячеют ее щеки.

Сотрудница поздоровалась с ней. Она ей ответила. И они вместе стали подниматься по ступенькам крыльца. Входя в дверь, Зинаида обернулась и еще раз увидела вдалеке фигуру Игната. Он шел, размахивая правой рукой, широкими шагами. Зинаида вдруг уловила жгутиком ускользающую мысль. Неудовлетворенность ее возникла, когда Игнат начал говорить об Илье, а она перебила его, запомнив его слова и желая спросить его о них; но забыла это сделать: ее мысли уведены были в сторону, отвлечены на другое новыми словами.

дальше >>

________________________________________________________

©  Роман Литван 1989―2001 и 2004

Разрешена перепечатка текстов для некоммерческих целей

и с обязательной ссылкой на автора.

Rambler's
      Top100