Роман Литван. Прекрасный миг вечности

Том 2

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава вторая

И после этого он уже ни о чем не думал, целиком обратясь в зрение, впитывая грандиозное происходящее. Мечта многих недель и месяцев должна была исполниться. Он хотел, чтобы она исполнилась, он верил, надеялся, что ему повезет. Всем им повезет. Он плохо слышал крики соседей, которые в ответ на дребезжащий голос диктора, многократно повторенный репродукторами, не жалели глоток своих, и сам он кричал вместе с ними, впадая в самозабвенный экстаз. Он напряженно вглядывался поверх голов людей, стараясь ничего не упустить, все запомнить, но чрезмерное внимание, как это часто бывает, сыграло с ним плохую шутку: он плохо видел то, на что нацелился. Словно дымкой были подернуты верхушка мавзолея и Храм Василия Блаженного, вырастающий из-за горы, и Спасская башня с золотыми курантами. Когда колонна миновала угол Исторического музея, Женя ни на что уже больше не смотрел, кроме мавзолея. Его колонна была четвертая от мавзолея, и он обрадовался, что им сравнительно повезло. Но того, кто единственный занимал его мысли, он никак не мог выделить среди стоящих в ряд военных и штатских на трибуне. Сомнение закралось в его душу, он подумал, что он — ОН — отсутствует. Он испугался, что напрасно они мечтали и ждали этой минуты, которую нельзя было повторить; они двигались размеренно и как будто не спеша, но тем не менее довольно быстро оказались на одной линии с мавзолеем, и вот уже должны были миновать его. Женя передвигался полубоком. Он больше не кричал, настолько все его силы были употреблены для зрения, которое, как затравленный, суматошный зверек, вновь и вновь пыталось пробиться сквозь дымку и найти его — единственного. Он готов был заплакать от обиды. Сквозь стену напряженной нацеленности, отгородившей его от мира, к нему, наконец, дошли громкие слова соседей. И он окончательно поник, потому что они видели его, а он не мог его увидеть. Он перебегал глазами в середине, справа и слева, и вдруг его взгляд зацепился, он разглядел усы под военной фуражкой. Он стоял на трибуне в военной форме, в форме генералиссимуса. Женя не успел оценить несоответствие его реальной внешности его портретам, поседелые усы, сероватое лицо, маленький, обыкновенный рост, полнейшая невыделяемость из ряда соратников по обе стороны от него — все это ни единой ноты не убавило от восторга Жени. Он замер на месте, но этого нельзя было делать, потому что в спину его сразу же толкнули; он бросился вперед на свое место. Он хотел бы остановиться и стоять долго-долго, чтобы наглядеться всласть. Но колонна шла и увлекала его вперед. Мавзолей остался позади. Женя шел, повернув голову себе за спину. Сразу как-то упало приподнятое настроение. Кругом смеялись и говорили о пустяках, кто о чем. Женя увидел перед Храмом Василия Блаженного покрытые зеленью фигуры Минина и Пожарского. Выкрики диктора доносились издалека, никто на них не обращал больше внимания. Жене вспомнились толстущие стены и узкие, потайные переходы внутри Храма, мрачная, древняя его затемненность, которая наводила на мысль о пожизненных узниках, о пытках, о страшных убийствах, совершенных без помехи вдали от глаз людских. Колонна миновала Храм Василия Блаженного. Ряды смешались. Цепочки милиционеров подгоняли людей к мосту. Бондарев, поддержанный Силиным, несущим флаг, смеха ради выпытывал у Каца, почему он не кричал «ура», когда все кричали. Кац щерил зубы и обвинял их во лжи. Женя ступил на мост и посмотрел вниз, на воду. Он плюнул, чтобы оценить высоту, но плевок пропал из вида. К нему подошел Щеглов и стал говорить об оборотной стороне восторга и слишком сильного желания. Сразу же за мостом стояли два орудия, прицепленные к автомашинам. Солдаты в зеленой форме курили и с презрением смотрели на любопытных демонстрантов. Женя сделал шаг в сторону от разговорчивого Щеглова и вместе с другими стал осматривать орудия, их колеса, покрытую брезентом зарядную часть и зачехленные дула, а заодно уж и живых, чем-то очень недовольных солдат.

дальше >>

________________________________________________________

©  Роман Литван 1989―2001 и 2004

Разрешена перепечатка текстов для некоммерческих целей

и с обязательной ссылкой на автора.

Rambler's
      Top100